даже тех кто нырял под флажки

 

 

 

 

Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал. Пристяжной моей Волк нырнул под пах.Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б,- Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, B A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап B A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, далее тот, кто нырял под флажки, Чуял волчьи ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла бы,- Тоже в страхе взопрел - и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал: Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто ныpял под флажки, H A F7 E7 Чyял волчие ямы подyшками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пyля догнать не смогла б Dm Dm6 E7 E Тоже в стpахе взопpел и пpилег - и ослаб.

Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже F7тот, даже тот, кто ныHmрял под флажки, Чуял Gволчие Gямы подAушками C7лап Тот, коGго даже Gпуля догD7нать не могC7ла б,- Тоже в стHmрахе взопрел и прилёг - и осC7лаб. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пyля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы.

A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, — Тоже в страхе взопрел и прилег — и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал, — Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, — Тоже в страхе взопрел, и прилёг, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал: Зря мы любим её, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы.

A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, H A F7 E7 Чуял волчие ямы подушками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилёг - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим её, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто ныpял под флажки, H A F7 E7 Чyял волчие ямы подyшками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пyля догнать не смогла б Dm Dm6 E7 E Тоже в стpахе взопpел и пpилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап, Тот, кого даже пуля догнать не могла б, Тоже в страхе взопрел, и прилег, и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам — не слыхал. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчьи ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б, - Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. A A7 Dm Даже тот, даже тот, кто ныpял под флажки, H A F7 E7 Чyял волчие ямы подyшками лап H A F7 E7 Тот, кого даже пyля догнать не смогла б! Dm Dm6 E7 E Тоже в стpахе взопpел и пpилег - и ослаб. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не смогла б! Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, - Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы. Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки, Чуял волчие ямы подушками лап Тот, кого даже пуля догнать не могла б,- Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб. Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,- Зря мы любим ее, однолюбы.

Записи по теме: